Суббота, 16/12/2017, 16:16:36
Приветствую Вас Гость

Туризм по Уралу.

Главная » 2014 » Сентябрь » 29 » Буддийский монастырь Шад Тчуп Линг.
10:47:20
Буддийский монастырь Шад Тчуп Линг.

Монах

Восемь лет буддийский монах Тальчен Докшит строит храм на горе Качканар. Эта история не только о том, как выпускник ярославской школы КГБ и ветеран войны в Афганистане Михаил Санников стал буддистом. И не о буддистах. А о том, как порой бывает длинна дорога к Богу и к себе.

Казалось, путь Михаила Санникова был определен еще до рождения. Отец и дед – военные, кадровые разведчики. Поэтому, когда на третьем курсе Пермского сельхозинститута перед Санниковым замаячила перспектива службы в армии, ему предложили поступить в Ярославскую школу КГБ.

А после учебки – по контракту в Афган. Одной из задач отряда, в котором служил Михаил, был отстрел душманских караванов, везущих оружие из Пакистана. Четыре года, всего четыре года, но каждый – как целая жизнь. Первые – равнодушно, как стрельба на тренажере, потом появились ночные кошмары. От кошмаров «лечился» водкой, женщинами и загулами в кабак города Фрунзе, куда бойцов возили для психологической разгрузки. Помогало слабо.

Перелом наступил внезапно уже под конец службы. Во время одной из операций на горной тропинке он привычно поймал в прицел лошадь, нагруженную оружием. И увидел… как лошадь плачет. Крупные слезы, как градины. Санников выстрелить не смог.

А дальше все завертелось как на «чертовом колесе». Отказ от выполнения боевого задания, конфликт с командиром и предложение, от которого нельзя отказаться: срок в дисбате – был такой для бывших кэгэбэшников в районе Арала, на вредном химическом производстве. Вмешались родные. Михаилу чудом удалось дослужить в горно-спасательной службе. Так прошло еще 6 лет. Казалось, что было – быльем поросло. Женитьба, рождение детей, закончил сельхозакадемию, экстерном отучился в Нижнетагильском художественном училище. Но душа была неспокойна. Может быть, потому, что не было ответа на вопрос: почему плакала та лошадь?

К буддизму Санников пришел через увлечение кендо – боями на самурайских мечах. Его наставник по кендо советует Михаилу пройти обучение в Бурятском институте буддизма. На это уходят последние сбережения. Семья к этому времени распадается. От тропической лихорадки, подхваченной во время нахождения в одной из «горячих точек», умирает отец.

Нам, привыкшим при головной боли принимать спасительный упсарин, трудно представить себе всю тяжесть жизни суровых будней монашеского монастыря. Один из постулатов буддизма – контроль над разумом, который можно приобрести только через тяжелый труд. Так прошли еще несколько нелегких лет.

После окончания учебы в Иволгинском дацане наставник Санникова тибетский лама Пема Чжанг предлагает нашему герою основать на Урале буддистский монастырь. А подходящее место тибетский лама определяет после погружения в медитацию. И название горы очень напоминает тибетское – «место исполнения желаний».

После посвящения в ламы, в 1995 году, с одним рюкзаком Санников приезжает на Урал и в одиночку начинает дробить камни для будущего монастыря.

«В 1991 году, на заре перестройки, я закончил аспирантуру в Екатеринбурге и приехал к родителям в Качканар. В то время у нас в городе были дележи собственности, тогда на кладбище молодых парней было больше, чем на улице, - рассказывает буддист Андрей Хазов. – Времена были тяжелые, и я остро почувствовал необходимость найти в себе какой-нибудь стержень. Уже в то время активно интересовался буддизмом». Услышав, что на горе Качканар обосновался таинственный буддистских монах, Андрей решил познакомиться с ним. Так стали появляться первые ученики и единомышленники.

Дружно живет маленькая буддистская община. Пока из всех монастырских строений выстроена ступа просветления. А у подножия горы – православная церковь. Видно, все-таки связано каким-то образом это древнее место с Богом.

Правда, по словам Хазова, рецепт от Михаила Санникова подходит не всем: «У него тяжелая судьба, тяжелый характер. К Санникову приходят ученики с тяжелыми нравственными проблемами. Бывшие военные, бандюганы, наркоманы. Он может помочь «потерявшимся» людям, похожим на него».

Александр Архипов 
«АиФ-Урал» №39, 2003 г. 
Взято с сайта: http://urbibl.ru/Stat/Religiya/monah.htm



 

Михаил Санников, качканарский буддист: «Я буду оборонять свой монастырь»

Отвоевав семь лет в Афгане, сегодня он строит на горе Качканар свой особый мир, где главной основой является буддизм. В миру его называют Михаил Санников, для послушников - Лама Тензин Докшит. Почему он настроен оборонять вершину горы от разработчиков, на чем основывает и выстраивает свой жизненный цикл – из первых уст монаха

Досье: 
Родился 30.11.1961в г. Воткинске, Удмуртия 
В 1968-74г. учился в общеобразовательной школе 
В 1974 поступил в Загорскую Духовную Академию, вскоре забрал документы. 
В 1977 г. сдал экстерном экзамены за 10 класс и до 1979г. работал в школе лаборантом физики и химии. 
В 1979 г. поступил в Пермский Сельскохозяйственный Институт, сдав экстерном экзамены и защитив диплом, окончил в январе 1980 г. 
В мае 1980 г. был призван в армию и в течение 8 месяцев проходил обучение на Ярославском полигоне войск ГБ. В 1981 звании младшего лейтенанта был отправлен в Афганистан. 
В 1987 г. в звании капитана вышел на пенсию; в течение 4-х месяцев работал в морге Перми санитаром и помощником патологоанатома. 
С 1988 по 1995г. проходил учебу в различных буддийских монастырях. 
В мае 1995 г. начал работы по строительству монастыря на горе Качканар.

- Как жить в суровых климатических условиях на горе Качканар?

- Живется нам нормально: мы сами себе Чубайсы, газпром, Путины и Медведевы. Зимой - зима, летом - лето. У нас есть электричество и прочие блага.

- Что побуждает уйти от суетного мира и вести одинокий образ жизни?

- Мнение, что буддизм - это отшельничество, ошибочно. Буддизм и монастыри никогда не были средством бегства от мира. Наш монастырь - это образовательное учреждение.

- То есть человек там - не отшельник?

- Отшельничество в буддизме - это определенный вид практики, которой человек посвящает определенное время своей жизни. Если человек хочет жить в одиночестве постоянно, ему стоит обратиться к психологу.

- Зачем тогда люди уходят в монастыри?

- По разным причинам. Кто-то ищет себя, кто-то пытается убежать, но сколько от себя самого не бегай - не убежишь. От людей тоже не спрячешься. В наш век спутниковых технологий даже под землей найдут.

- Если монастырь - это образовательное учреждение, то чему там можно научиться?

- Большинство буддистов, вопреки общепринятому мнению, это такие же люди, как и все. Также едят, спят, ходят в туалет. Единственное, что отличает - они думают по-другому, только этого незаметно внешне. Чему нужно научиться - это думать.

- Как именно надо думать?

- Все мнения по большому счету субъективны, они правильны только для того, кто их высказывает. Я не утверждаю, что живу правильно. Буддизм - это образ жизни и мысли, и если кто-то с ним не согласен - пожалуйста.

- Чтобы стать буддистом, обязательно уходить на гору?

- Вовсе необязательно. Те же Ричард Гир, Джеймс Фонда не ушли от цивилизации, однако они не менее популярные в Америке буддисты.

- Как у Вас складываются отношения с качканарским ГОКом?

- Пока никак. Исходя из тех документов, что сегодня имеются касательно разработки нового месторождения, территория монастыря в эту зону не попадает.

- А сам управляющий директор Михаил Батуев к Вам на гору не поднимался?

- По осени он привозил наверх гостей из Правительства области.

- Что сказали областные гости?

- Были обычные восторженные возгласы: как все красиво, как все хорошо обустроено, и - чем вы питаетесь?

- Иногда в адрес послушников монастыря слышатся такие реплики, мол, ребята сбежали на гору от своих проблем...

- Я бы хотел думающим так людям попробовать самим убежать от своих проблем. Сомневаюсь, что они смогут это сделать. Где бы люди не находились, куда бы не убежали, проблемы по-прежнему останутся.

- У вас на горе свое хозяйство?

- Как и у большинства людей, живущих более-менее самостоятельно. Огородик, домашняя скотина: овцы, козы, гуси, кролики. Еще есть кошка и кот.

- Часто ли к Вам приходят гости?

- Летом раза четыре в неделю точно приходят. Зимой это бывает не так часто. От регулярных гостей мы не устаем. Новые послушники монастыря у нас, как правило, ответственны за общение с туристами, отвечают на их расспросы, проводят мини-экскурсию по монастырю.

Для контактов с приходящими назначаются дежурные, потому что не общаться совсем - это нехорошо, но и общаться, когда, по сути, некогда - это тоже не приветствуется.

- Иностранцы тоже бывают?

- Были из Арабских Эмиратов, Финляндии, Польши, Португалии, Кореи. Находятся здесь, как правило, в течение дня. Один мальчик из Арабских Эмиратов у нас две недели прожил.

- Как земельный вопрос с комбинатом решается?

- Пока ни шатко, ни валко. Процесс уже идет давно. На данный момент получается, что местная администрация не компетентна решать такие вопросы, так как территория нашего монастыря находится в ведении лесного хозяйства. От города и администрации требуется только одно - подписать согласование. Мэр не против, архитектура не против, но есть одна комиссия, которая пытается защитить интересы ГОКа. Но это их право, так как многие члены являются бывшими либо действующими работниками комбината. Ничего противоестественного тут нет. Каждый бьется за свою кормушку, из которой он ест.

Если бы в комиссии озвучили конкретные причины отказа, либо высказали свои претензии, мы бы выслушали и приняли меры, но они ничего не говорят - просто не дают бумагу и молчат. Чиновники ссылаются на какие-то старые документы, по которым мы попадаем в зону разработки.

- Считаете ли Вы, что вторую очередь комбината действительно начнут строить?

- Это просто несерьезно. Известно, что еще в благодатные застойные советские времена было признано нерентабельным строить второй комбинат, чтобы разрабатывать вторую часть горы. Если уж коммунисты, которые правильно использовали средства, посчитали этот проект нецелесообразным, то новые пришлые владельцы ГОКа точно не станут этого делать.

- Как вы среагируете, если гору все же начнут копать вблизи монастыря?

- Любое проведение взрывных работ в непосредственной близости от монастыря я буду расценивать, как официальное объявление войны, после чего буду защищаться всеми законными и незаконными средствами. Ну, нельзя у человека отнимать последнюю рубашку. Нельзя.

- Как давно Вы живете на горе?

- 15 лет. С мая 1995 года. Здесь мы придерживаемся лунного календаря. От луны мы зависим во многих циклах нашего организма.

Мы отслеживаем фазы луны и в отдельные дни применяем одну практику, которая длится сутки. Заметили уже одну закономерность. Называется она - Махакала - жди гостей. То есть непременно, когда мы проводим свою практику, приходят люди. Сразу видно, что с наступлением определенной фазы луны людям хочется попробовать новых ощущений, поэтому многие идут к нам.

- Для чего, на Ваш взгляд, живет человек?

- Чтобы быть сытым и счастливым. Счастье - это переживания, впечатления. Сытый желудок - это хлеб.

- Как вы относитесь к другим религиям - православие, мусульманство?

- Никак. Каждый имеет право заблуждаться так, как он хочет. Если человеку нравится определенная религия, ему она удобна и доставляет душевное спокойствие, то пусть верит хоть в Бабу-ягу, марсианина, черта. Когда человек говорит, что он ни во что не верит, он безбожно, бессовестно врет. Единственное желание - чтобы люди поменьше говорили про единого Бога, потому что это - полный бред, так как у разных религий - разные цели, чего-то общего у них в принципе не может быть. За какой-то внешней схожестью не скрывается какого-то внутреннего единения, соответственно все религиозные распри от этого предрассудка.

- А вообще Бог есть?

- Буддизм считает, что люди могут верить или не верить в Бога, но обсуждать его наличие абсолютно бессмысленно.

Интервью: Дмитрий Травкин 
Текст: Алена Мухаркина 
Взято с сайта: http://www.kchetverg.ru/2010/03/15/mixail-sannikov-
kachkanarskij-buddist-ya-budu-oboronyat-svoj-monastyr/


«Евраз Груп» подрался с мировой религией

Чиновники держат нейтралитет: у них собственный интерес на 12 миллиардов.

Гора Качканар, в честь которой был назван среднеуральский город металлургов, стала объектом хозяйственных споров. Войну за нее ведут маленький, но гордый буддистский монастырь Шад Тчуп Линг и крупнейшее в Европе предприятие по добыче железной руды – Качканарский горно-обогатительный комбинат, входящий в «Евраз Груп». Компания намеревается вести на горе разработку месторождения и требует от буддистов освободить территорию – те наотрез отказываются. Мало того, к хозяйственному конфликту вскоре добавится межконфессиональный. В самое ближайшее время на горе может появиться еще и христианское культовое сооружение: сектанты, отколовшиеся от РПЦ, намерены поставить там часовню, а буддистского дракона, наоборот, – снести. Подробности – в материале «URA.Ru».

«Подумайте о людях»

Первыми гору заняли буддисты: монах Докшит (в прошлом боец спецназа КГБ, Михаил Санников, прошедший Афганистан) пришел на нее и начал строительство монастыря еще в 1995 году, за 10 лет до того, как ГОК начал проектировать разработку горы Качканар – Собственно-Качканарского месторождения (СКМ). Да вот беда: буддисты ни разу не озаботились оформлением земельного участка.

Сегодня это уже нереально: «Евраз» через Минприроды, которое распоряжается госрезервом земель, блокирует любые попытки буддистов оформить землю под монастырем. «Закон о недрах прямо обязывает Качканарский ГОК полностью выбрать всю руду, попадающую в отведенный контур. Иначе КГОКу грозят суровые санкции вплоть до отзыва лицензии… Разработка Собственно-Качканарского месторождения для ГОКа жизненно важна, так как направлена на восполнение выбывающих мощностей Гусевогорского месторождения. Промедление с началом работ вызовет падение производства, а это чревато социальным взрывом. Качканар - классический моногород. Из 45 тыс. жителей около 10 тысяч зависят от работы ГОКа: 6 тыс. сотрудников самого комбината, остальные работают в «дочках» и аффилированных структурах, порядка 10 тысяч составляют пенсионеры», - говорится в сообщении уральского департамента компании по связям со СМИ.

Мэр Качканара Сергей Набоких хоть и симпатизирует буддистам, признает: «Какого-то законного основания находиться там и занимать земли у буддистов нет».

Центр мира

Дорога к буддистскому храму Шад Тчуп Линг пролегает через территорию Западного карьера – это часть Гусевогорского месторождения, которое Качканарский ГОК эксплуатирует в настоящее время. Металлурги утверждают, что его запасы почти истощены, дальнейшая разработка будет очень малорентабельна. Запуска нового месторождения ждут как манны небесной: здесь и руды на 100 лет вперед, и содержание титана очень высокое.

На въезде в промышленную зону – КПП со шлагбаумом. Машину не пропускают (пропуск нужно оформлять заранее), поэтому дальше – пешком. Доброжелательная охрана объясняет: «Идите лесом!».

- Метров через 200 можно будет обратно на дорогу? - спрашиваю охранницу.

- Да зачем 200? Метров через 50 можно, у нас камера далеко не берет!

До монастыря около 12 км в гору. Спустя три часа ходу наверху, за «курумником» (навалом каменных глыб) видны сооружения буддистов: башня (потом окажется, что в ней спрятан механизм троссового подъемника) и хозяйственный корпус.

Монастырь стоит на предвершинном плато со скалами, мохом и карликовой растительностью (из-за перепада высот здесь уже другая климатическая зона – настоящая тундра). Строения монастыря буквально влиты, впечатаны в скалы, образуя с ними неожиданный, но очень красивый ландшафт. Возле недостроенной арки – щит, на котором висит кусок рельсы и молоток: предполагается, что о своем приходе путник оповестит монахов ударом в рынду, но этого не требуется: еще на подходе к монастырю о вас громким лаем доложат собаки. Их здесь (считая и взрослых, и щенков) около десятка. Зимой буддисты запрягают собак в упряжки и возят на них стройматериалы: «одна упряжка прекрасно тянет поддон пеноблоков».

Здесь же, на щите - правила поведения в монастыре: запрещается употреблять спиртное, нецензурно выражаться, брать какие-либо вещи без спросу. Любой посетитель или гость объявляется «желающим принять посильное участие в строительстве монастыря». Буддисты заранее предупреждают: «мы не пацифисты и не вегетарианцы, не сторонники идеи о единстве всех религий и не страдаем прочими «душевными» расстройствами». Дальнейшее общение подтверждает: люди абсолютно вменяемые, религиозного фанатизма у них не наблюдается.

Девчонки Маша и Сати Саттва любят вязать, ребята по вечерам смотрят сериалы (телевизора нет, все общение с миром - через Интернет), сам учитель Лама Докшит обожает стратегические компьютерные игры, особенно Warcraft (но не «стрелялки» - в молодости настрелялся по-настоящему). Основное их отличие от «нормальных» людей - забрались на гору и живут там, никому не мешают, строят себе свой монастырь. И еще – почти абсолютно спокойное отношение к жизни и неиссякаемое чувство юмора и самоиронии, которым всех заряжает учитель. «Да фанатики мы, фанатики. Какой урод согласится жить вдали от цивилизации? Но мы-то живем не вдали от цивилизации, мы живем в ее центре, и поэтому люди к нам идут, а не мы к людям».

Это правда. В течение года монастырь посещают больше полутора тысяч человек. Однажды в летний день милицейско-прокурорская проверка насчитала на горе свыше 70 человек. Большинство туристов едут сюда специально посмотреть на уральских буддистов, едут со всех городов России и из других стран. «Проводим экскурсию, предлагаем на память сувениры, угощаем чаем, за жизнь поговорить опять же, - рассказывает молодая монахиня Сати Саттва. – Те, кто приходят в выходные, удивляются, что мы еще и в баню всех приглашаем, спать уложим. Мы относится к людям не как к чужим, они такие же, как мы, мы не разделяем себя и других.

«Всех так радушно принимаете?», - спрашиваю у Сати.- «Не любим только пьяных и религиозных фанатиков. На самом деле мы здесь для людей, но для этого нужно сперва разобраться в себе, уединиться. Но не получается! Вам приходится встречать по 150 человек гостей в день? Уединились, называется!»

«У нас нет конфликта с «Евразом», это у них с нами конфликт»

На вопрос, почему для строительства монастыря в свое время выбрали северную, а не южную вершину горы, лама отвечает философски: «Земля существует 5 с половиной миллиардов лет, человек на ней - существо временное. Если у кого-то спрашивать разрешения, оно будет настолько эфемерным, как и то, что я его спрашиваю. Человек рожден, чтобы что-то делать. Если это не мешает другим, не причиняет вреда здоровью, то почему я должен не делать?»

Буддисты уверены: они не будут мешать будущему карьеру, так же, как не мешают существующему. «Все говорят о столкновении интересов буддистов и «Евраза». Но если рассудить, как могут 8 человек помешать такой огромной разработке?» - недоумевает Сати. И действительно: разведка, засланная ими в питерский научно-исследовательский институт, который разрабатывает проект для «Евраз Груп», донесла: непосредственно под монастырем руду добывать не планируется, он попадает в санитарную зону месторождения, и то не раньше 2030 года. Но формально эту зону все же должны очистить от посторонних. Чтобы монастырь не мешал карьеру, лама предлагает немного скорректировать его границы. «Когда строили железную дорогу из Москвы в Петербург, получился такой странный аппендикс: у Петра Первого (на самом деле у Николая Первого – ред.) просто палец на линейку попал. Так и построили. Почему бы им нас точно так же не обойти?»

«Если «Евраз» действительно хочет нам помочь, они могли бы наладить дорогу до Косьи, чтобы мы могли подвозить материалы оттуда. И тогда совсем никаких столкновений не будет: нам не придется пересекать их территорию», - добавляет Сати.

КачГОК на все предложения отвечает одним: буддисты отстаивают только свои интересы и не думают о горожанах.

Несчастье помогло

В конфликте буддистов и ГОКа масла в огонь подлили и христиане: там же, на горе Качканар, началось строительство часовни. Дело двигают три женщины, отколовшиеся от движения Александра Дадашева – качканарца, сейчас проживающего в Москве. В 1998 году ему якобы явилась Богородица и дала четыре наказа: построить на самой высокой точке Качканара храм в ее честь, сделать бесплатными требы в православных церквях, убрать с Красной площади тело Ленина и построить приют для стариков и сирот. Все эти годы Александр Дадашев несет наказы в народ, его сайт насчитывает десятки тысяч просмотров, сотни людей присылают пожертвования, но за 14 лет провидец палец о палец не стукнул, чтобы добиться хоть какого-то результата.

Недавно инициативу перехватили активистки его движения: бывший главный бухгалтер его организации москвичка Вера и две рабы Божьи из Ижевска – Анна и Ольга. Они заявляют, что у них тоже были видения. «Матерь Божья явилась ко мне во сне и сказала, что если не будет исполнено покаяние, конец миру сему. Голос Ее шел мне прямо в мозг», - делится сестра Ольга. А с Анной якобы разговаривал Симеон Верхотурский: он повелел поставить часовню недалеко от буддистского монастыря. На пожертвования приверженцев Дадашева сестры заказали сруб 4х4 метра, привезли его в Качканар, договорились с транспортом и охраной ГОКа и доставили бревна почти до поляны перед последним подъемом к монастырю. Правда, после проверки, которую во время их отлучки учинили правоохранители, все работники разбежались и от часовни остались только крест да фундамент.

В свое время вся троица и работники жили в монастыре Шад Тчуп Линг: буддисты приняли их радушно. Несмотря на это в планах христианок снести буддистский монастырь. «Истинная вера только православная, а буддисты поклоняются дракону, надо вот это языческое капище убрать и поставить там православный храм», - заявляет сестра Ольга.

«Не обидно, что женщины воспользовались вашим гостеприимством, а теперь - снести дракона?» - спрашиваю ламу. - «Да нет, конечно! Вон у нас объявление висит: все забытые и оставленные вещи рассматриваются как подношение. Так что спасибо за часовню! Шутка. Лично мне вариант с часовней очень нравится – это еще больше добавит в нашу копилочку, что мы абсолютно толерантны».

Ни шагу назад

Рассказываю буддистам о мечте мэра Сергея Набоких построить на южном склоне горы Качканар (он смотрит на город, и его «Евраз» трогать не будет) горнолыжный комплекс европейского уровня. Ради такого дела мэрия Качканара даже установила побратимские отношения с итальянским городом-курортом Сельва Вал-Гардена, оттуда приезжали специалисты и оценили проект ГЛК в Качканаре как очень «интересный, перспективный и недорогой». Пока это наполеоновские планы: бюджет проекта - 12 млрд рублей, таких денег Качканару никто не даст. Но сама идея очень красивая, и, что примечательно, в ней есть место и буддистскому монастырю – по задумке Сергея Набоких, он мог бы стать украшением, изюминкой «качканарского туристического кластера».

«Мэр более дальновиден, чем директор ГОКа, - делает вывод лама. – Он понимает, что железо рано или поздно кончится, а лыжи – они и в Африке лыжи. Желание покататься у человека будет всегда - есть у него под ногами железо или оно выкопано».

Идея про ГЛК буддистам очень даже нравится, но переезжать, пусть даже на южную сторону горы, буддисты отказываются. «Вы сами видели наши строения. Как вы себе это представляете? Скалу перенести?» О том, что они будут делать, если «Евраз» придет выселять их с приставами, буддисты даже не думают. «Мысли материальны, зачем думать о плохом? Мы лучше будем строить! И будем обжаловать все решения, вплоть до Верховного и Европейского судов – как раз лет 17 вся эта канитель и продлится, - смеется Сати. - А потом, может быть, уже никому не интересно будет биться за эту гору».

Взято с сайта: http://www.city-n.ru/view/314661.html



 

Духовные ценности или призрачная прибыль. Что важней?

Противостояние качканарского буддийского храма «Шадчуплинг» и Качканарского горно-обогатительного комбината за небольшой клочок земли на вершине горы выходит на финишную прямую. Если в течение десяти последних лет, начиная с момента регистрации, учениками ламы Тингдзин Докшита (Михаила Санникова) религиозной организации, руководство комбината отвечало на письма и запросы в том духе, что строительство на этом участке «без особой на то необходимости недопустимо», воздерживаясь от конкретных действий, то в последнее время усилия юристов комбината в попытке выселения буддистов с горы активизировались.

Противостояние ценностей

Интерес ГОКа понятен: храм находится на территории, которая, по оценкам специалистов, в будущем может быть пригодна для добычи руды. Естественно, в ходе горных работ всем постройкам неизбежно грозит снос. Несколько лет назад один из предшественников нынешнего директора ГОКа, чтобы освободить место для этих работ, уже пытался выпроводить ламу с горы, но не сработало. Однако призраки выгоды не перестали морочить умы руководству комбината, вновь направляя их против монастыря. Это противостояние – не просто местечковый инцидент, маленький эпизод в жизни провинциального города, а акт вечной драмы противоречий между материальными ценностями и ценностями духовными. Последние же, как свидетельствует история, несмотря на свою «бесплотность», неизменно оказываются долговечнее и прочнее самых толстых стен, самых острых мечей и самых крупных сумм.

Святыни качканарского буддизма

Качканарский буддийский монастырь – явление для нашей страны без преувеличения уникальное. Во-первых, это единственный буддийский монастырь, основанный ламой русского происхождения. Во-вторых, это и единственный уголок буддизма на всем протяжении от Калмыкии до Бурятии – традиционных буддийских регионов.

Впрочем, не следует думать, что строительство буддийского храма на нашей земле – это совершенно новое начинание: учение Будды было принесено на Урал калмыками еще в XVII веке. Эта историческая преемственность подкрепляется ныне тем фактом, что в 2002 году в первую из построенных на горе Качканар ступ - сооружений священного символического смысла – помещены те же самые закладки-реликвии, что были заложены за два года до того в ступу Пробуждения в калмыцкой столице Элисте. Эти реликвии передал ламе Докшиту известный буддийский художник и архитектор лама Дензонг Норбу.

Обычный снос или страшнейшее преступление?

В случае выигрыша ГОКом разбирательства, снос возведенных на горе жилых и хозяйственных построек можно было бы как-то оправдать в том смысле, что ведь и интересы комбината тоже хозяйственные. Но чем оправдать снос ступ? Ступа – это древнейший символ, в особенностях внешнего вида и внутреннего устройства которого воплощены все основные смыслы и положения буддизма. Она одновременно показывает как само Просветленное сознание Будды – цель всех буддистов, так и путь к его достижению – его Учение. Надо ли говорить, что осквернение и разрушение ступ в буддизме считается одним из страшнейших преступлений, несущих самые тяжелые последствия как для исполнителей, так и для инициатора?

Разрушение святынь не проходит бесследно

Нельзя сказать, что задуманный руководством комбината снос ступ – явление для России беспрецедентное. Такое уже было: в 1930-х годах. Последовавший за этим скорбный период в истории страны: террор и великая война, унесшая миллионы жизней, в глазах буддиста предстают как закономерное следствие таких злодеяний. Буддист может вспомнить и о другом совпадении, весьма символическом: разрушив храм и ступы, комбинат собирается рыть на этом месте карьер, по сути – огромную яму. А Яма – это имя буддийского божества смерти, Владыки ада, - в каком-то смысле аналог христианского Сатаны.

Можно, конечно, и пропустить мимо ушей буддийские предостережения о последствиях разрушения святынь, если сам ты не буддист: мол, как знать, как оно там потом обернется? Особенно если перед глазами маячат прибыли, пускай пока призрачные и ничем пока не гарантированные. Но одно можно сказать точно: в случае осуществления своего намерения нынешний директор ГОКа впишет свое имя и имя своего предприятия в бесславный список осквернителей духовных святынь, и тут уж ничего не сделаешь.

Народная память надолго сохраняет такие имена. Например, во времена первоначального распространения буддизма в Тибете пришедший к власти царь - не буддист Лангдарма, подобно Сталину, развернул в стране кампанию по разрушению монастырей и ступ, устроил гонения на монахов. Вскоре он был убит монахом Палгье Дордже, взявшим на себя грех убийства ради того, чтобы царь своими действиями не обрек себя на еще большие посмертные муки, а Учение Будды не потерпело дальнейшего вреда. С тех пор прошло более тысячи лет, но о том царе помнят не только кабинетные историки: в разговорной речи тибетцев и монголов «лангдарма» - синоним изверга и гонителя, - словом, такая же самая история, что и с царем Иродом в христианстве. Стоят ли эфемерные доходы подобной славы?

Дурная слава – ущерб репутации

Эта слава распространится далеко за пределами города. Сейчас буддийская община Качканара готовит послания в крупнейшие буддийские организации страны: Буддийскую Традиционную Сангху России, Объединение буддистов Калмыкии, представителю Далай-ламы в России ламе Еше Лодою Ринпоче, в Ассоциацию буддистов Монголии и в Поченое консульство Монголии в Екатеринбурге, отвечающее, в числе прочего, за поддержку духовной культуры монгольских народов Урала, с которой качканарский монастырь и лично лама Докшит связаны самым прямым образом. Поэтому директору комбината стоит адекватно оценить масштаб и значение решений, принимаемых им в отношении «Шадчуплинга», осознавая, какой ущерб они нанесут имиджу всего холдинга.

Конечно, директор – лицо наемное и в первую очередь отвечает перед холдингом за объем получаемой прибыли, так что его рвение в расчищении места для горной добычи вполне понятно. Непонятно другое: как «Евраз», на чью репутацию ляжет несмываемое черное пятно, расценит такое его решение.

Что будет дальше?

Неужели нельзя составить план добычи так, чтобы он обошел стороной восточную вершину, храм и ступы? Такое решение стало бы прекрасным жестом доброй воли и уважения в отношении и буддийской России, и населения города Качканар, зримым воплощением социальной ответственности крупного предприятия. То, что качканарское месторождение будет когда-то выработано окончательно, ни для кого не секрет; этот момент не за горами. Между тем монастырь уже сейчас, по подсчетам буддийской общины, привлекает в город несколько тысяч туристов ежегодно. Туристов не только со всей России: на горе бывали датчане, французы, канадцы, а ведь «Шадчуплинг» еще только строится. Чем жить качканарцам, когда они станут не нужны холдингу? А если духовные ценности будут попраны – и ради чего?

Как раз сейчас заканчиваются съемки очередного фильма о ламе Докшите, его общине и трудах, на этот раз по заказу Федерального агентства по культуре и кинематографии. Директору ГОКа предстоит решить, кем ему стать в этом фильме, да и в людской памяти в целом: положительным героем или же злодеем?

Сергей Куваев 
Взято с сайта: http://kachkanarka.ru/forum/index.php?topic=485.0

Официальный сайт http://www.shad-tchup-ling.ru

Группа в Контакте https://vk.com/club12460031

Просмотров: 1285 | Добавил: Aleksandr | Теги: буддизм, Буддийский монастырь Шад Тчуп Линг , Буддийский монастырь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Мини-чат
Друзья сайта
  • “Тайга” магазин снаряжения
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Каталог сайтов OpenLinks.RU Каталог сайтов :: Развлекательный портал iTotal.RU Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0 Каталог сайтов Всего.RU
    Теги
    Copyright MyCorp © 2017 |